?

Log in

No account? Create an account

dimka_jd


ЖЖ Димки

Познавательно-развлекательный журнал. Девушки любят, мужики одобряют.


Previous Entry Share Next Entry
Байка о миллиардере
dimka_jd
Приехал я в Израиль с огромной по меркам Украины начала 90–х суммой: 10000 долларов. Нет, я, конечно, представлял себе, что пропорции денег в Израиле не такие, как в Украине. Но оказалось, что при израильских ценах, 10К не то, что совсем уж не деньги, но очень мало.

Ехал я по программе вместе с группой таких–же, как я 18–19–летних парней. Все они чётко знали, что будут делать в Израиле: один пойдёт в Технион учиться, другой будет возить оргтехнику в Украину, третий будет давать машины на прокат, четвёртый будет разводить породистых собак, пятый знал, что его родственники куда–то пристроят... Я был единственным, кто понятия не имел, что буду делать, да и родственников в Израиле у меня фактически нет, только сестра моего деда, которой уже под 90....

Короче говоря, начал я подрабатывать. На завод или фабрику идти не хотел: не моё, а главное — туда люди приходят ненадолго, а остаются навсегда. А у меня мечта была. Работал я официантом (тяжелая малоденежная работа), уборщиком улиц, колбасой висел на сзади на мусорной машине, мыл подъезды, чистил канализацию.... И вот однажды меня случайно пригласили в дом богатого еврея из Голландии — уборщиком. Точнее, я был одновременно садовником и уборщиком. Платил он мне щедро, где–то в полтора раза больше обычного для такой работы.

Я часто видел его работающим за компьютером (486? уже не помню точно, как называлась та телега). Однажды, проходя мимо него, я увидел через его плечо знакомый график на экране компьютера.

— График изменения прочности чугуна в зависимости от содержания в сплаве углерода? (я это сказал гораааздо более коряво — иврит я тогда ещё плохо знал)

Сказать, что голландец охренел — это ничего не сказать. Он смотрел на меня минуту ничего не говоря. Для него это было полнейшим разрывом шаблона. А я перед отъездом в Израиль отучился полтора года в строительном институте и нас на Материаловедении на втором курсе буквально дрючили на этот график, разбирая его в мельчайших подробностях, обильно пересыпая это технологическими подробностями работы доменной печи.

Я ожидал от голладнца любого вопроса: откуда ты это знаешь?, кто ты такой? — но только не того, который он задал:
— Почему разрушаются валики в прокатном стане?

И тут охренел я. Я знал почему разрушаются валики в прокатном стане, более того — я знал, как наладить заводской эксперимент, чтобы определить глубину прокаливания валиков и экспериментального установления оптимального содержания углерода в валиках прокатного стана.

А я ведь не только не успел стать инженером — я даже второго курса КИСИ не закончил. А знал я это благодаря тому, что Материаловедение у нас вёл инженер с настоящего доменного производства и он таки да любил своё дело.

Именно благодаря этому знанию, моя жизнь изменилась и уже никогда не была прежней. По свидетельствам западной деловой прессы, по состоянию на конец 2015–го года мои активы составили более 3–х миллиардов долларов. А пресса в данном конкретном случае знает лучше меня — мои активы сильно диверсифицированы — и я сам точно не знаю, сколько их у меня. Всё это только благодаря тому, что я, практически, случайно знал из курса Материаловедения о валиках прокатных станов. Но знал я о них практически всё.

На одном из заводов голладнца постоянно крошились валики прокатного стана. Для решения проблемы они варьировали разные параметры, но всегда получалось или валики крошились или из под валиков выходило говно вместо прокатной стали. Решить задачу инженерам на заводе никак не получалось.

Я взял бумагу и ручку, и с трудом подбирая термины на иврите я набросал схему заводского эксперимента. И про литые валики из оргстекла для анализа напряжений (там у них был немного нестандартный прокатный стан) и про прокатку сплава свинца в эксперименте и какие хим параметры сплава свинца нужно ставить в эксперименте, чтобы сохранить пропорцию: сталь–чугун к оргстекло–сплав свинца и др. Я чертил и думал — не может быть, что они этого не знают. Что за хрень?
Много позже мне стало ясно: я, сам того не подозревая, рассказал им схему допотопного советского метода анализа прокатных станов, который использовали чуть ли не до революции, а в 40–50х немного модернизировали. А на западе от такого отсталого метода давно отказались, да так, что инженеры его даже не изучали. А новые метода в этом конкретном случае — не канали.

Завод был в Голландии (потом они его перевезли в Китай, но я к тому времени уже давно был не с ними). Они наладили заводской эксперимент, по его результатам отлили валики, которые не разрушались и прокатный стан стал выпускать качественную прокатную сталь. Всю работу сделали, разумеется, их инженеры, они даже доработали предложенную мной схему, т. е. по сути дела использовали рассказанное мной, как отправную точку, идею, дальше — сами всё доработали и сделали.

Но тот самый голландец, у которого я убирал дом и мыл унитазы, был не просто хуй с горы на том заводе. По воле судьбы он был владельцем того и других заводов.

Он предложил мне хорошую зарплату, от которой у меня буквально мурашки пошли по спине. Более того, когда узнал, что я формально и не инженер вовсе, он был готов послать меня доучиваться в Англию на полное содержание от его завода, плюс гарантированное место работы инженером после учёбы.

Я не знаю человека, который бы отказался от такого царского предложения. Единственного человека, который отказался я вижу каждый день утром в зеркале, когда умываюсь. С дрожью в коленях, я сказал, что это не то о чём я мечтаю. Я рассказал о своей детской мечте быть владельцем крупной международной корпорации, акционерного общества, выходе на биржу и много другое. Не забываем, что буквально 2–3 недели назад я у голландца мыл унитазы в его доме и выгребал листья из бассейна.

— Ну ты даёшь — ответил он — этого всего нет даже у меня.
Он немного подумал и сказал:
— Корпорацию я тебе предложить не могу, но помогу тебе открыть своё дело.
Я почему–то сразу подумал про какой–то голимый киоск на углу, который продаёт семки — сказалось напряжение, в котором я был. Но я ничего не сказал.

Очень жаль, что не могу рассказать о дальнейших событиях тех лет, иначе можно будет легко проследить кто я, а я стремлюсь сохранить инкогнито. Те события были тоже полны маловероятных событий, как будто невидимая рука расчищала мне путь к моей мечте.

Скажу лишь одно: в какой–то момент мне для одной сделки понадобилось немного–немало 12 миллионов долларов, когда уставной капитал моей фирмы составлял всего 500000 долларов и имущества, кроме фирмы у меня было как у латыша: хуй да душа. Голландец дал мне 12 миллионов, при чём как беспроцентную(! ) ссуду на 4 месяца, а мне хватило и 3–х. Дал, конечно, не в руки, а перевёл по сделке, но всё же.

Почему он это делал для меня, почему помогал? У него были свои дети, в том числе и сыновья, при чём не т. н. мажоры, а очень толковые ребята, люди дела. К сожалению, голландец умер в начале 2000–х, благословенна память праведного человека.

Вывод: мечтайте. Мечты сбываются.

P.S. Ну и по традиции - этим миллиардером был Альберт Эйнштейн.


Recent Posts from This Journal


promo dimka_jd august 3, 2013 13:00 27
Buy for 50 tokens
Способы связи со мной: почта dpetrovskiy87@gmail.com скайп dimka_jd телеграм @dimka_jd Свежая статистика посещений моего блога за октябрь 2018 года:

  • 1
ах хах. знакомая история.

Именно что байка.
Во-первых, в "строительном институте" не изучают доменные печи и выплавку стали, во-вторых - на первых двух курсах предметы исключительно общеобразовательные, и только с третьего начинается профессия. Отучившись "полтора года", даже научному коммунизму не научился бы.

На истину никто не претендует. Просто красивая история :)

Я выпускник КИСИ и материаловедение я изучал, техпроцессы выплавки - тоже, хоть и поверхностно. Вполне возможно, что какой-то конкретный препод был энтузиастом металлургии и давал по этой теме чуть больше.

Странно, что в первые полтора года.

Вот тут ничего не скажу, просто не помню, когда начались специальные предметы.

Я учился в ПНТУ, который при совке был "строительным институтом", и на механических специальностях материаловедение как раз со второго курса начиналось. Эти ликвидусы-солидусы за полтора года вполне можно было застать.

Понятно. У нас а Белоруском политехе не так было.

Может от специальности зависеть. Я механик, у нас было так, но вот одноклассник учился на электрика на параллельном потоке и у них во многом были те же предметы, но в совсем другом порядке.

Все сразу ринулись обсуждать нюансы советского технического образования, но никто не обратил внимание на Альберта Эйнштейна.

  • 1